Непоседливая Наталья Баранова



Ансамблю детского танца "Непоседы" исполняется в апреле пятнадцать лет. Пятнадцать лет, как основательница коллектива и его постоянный художественный руководитель Наталья Баранова живет и работает в Эстонии. 

В актовом зале Таллинской Тынисмяэской реальной школы юные танцоры пыхтят, трудятся, с раскрасневшимися щеками и очень серьезно готовят концерт, посвященный круглой дате родного ансамбля. Знают, что на двух представлениях в Центре русской культуры пустых мест не будет. На концерт едет Театр больших кукол из Риги, костюмы шьются эксклюзивно у художника Татьяны Пааво.

Дети одеты в фирменные футболки с надписью NEPOSEDÕ. Мальчишек и девчонок почти поровну, что очень важно: парни обычно обходят танцевальные кружки стороной.

Стройная блондинка Наталья Баранова, сама ростом с подростка, "строит" ребят, но с нежной родительской ноткой в голосе. Танцоры из старшей группы оттачивают классику, мгновенно и без возмущения реагируя на команды, слету понимают специфическую балетную лексику. Репетируют готовые номера и новую премьерную постановку. Репетиции классики проходят под живую музыку, принциально никаких магнитофонов. За роялем аккомпаниатор Елена Мазуренко.

– 15 лет это самый что ни на есть подростковый возраст.

– Да что вы говорите, для коллектива это уже солидно. У нас есть танцоры, которые даже в армии отслужили. Для концерта с ними мы восстанавливаем сложный номер, который не исполнялся более трех лет. Ребята специально собираются для этого, кто после работы, кто после учебы в вузе приходит. Некоторые из них не бросили танцевать, участвовали в мюзикле Miss Saigon. Мой ученик Юра Буров, к примеру, пошел учиться на хореографа, в качестве второго образования. Вообще, дети у нас занимаются с 6 лет до 21 года, но только при одном условии, чтобы все учились в нашей школе.

– Своих детей вы тоже научили танцевать?

– Конечно, и сын до окончания школы, и дочка, пока учится здесь, оба танцуют. А муж мой далек от танцев, зато он самый внимательный зритель. Хотя поневоле я втягиваю его в творческий процесс, ведь даже ночью могу встать и протанцевать то, что только что придумала.

– В основу вы взяли русский танец?

– Да. Изначально так было. Но у нас нет задачи сохранения корней, это у нас идет само собой. Я прекрасно сознаю, что мы живем в Эстонии, европейском государстве, и заниматься исключительно русским народным танцем, по моему, как-то узко и даже некрасиво. Ставим эстонские танцы с помощью моих коллег-эстонцев, ставим русские — я знаю русский быт и культуру, сама сибирячка. Чтобы фольклор выглядел посовременнее и поинтереснее, стилизуем танцы.

– Что вас привело в Эстонию из такой дали?

– Любимый муж, которого я знаю еще со школы. У него здесь родственники. Здесь пятнадцать лет назад сын пошел в первый класс, родилась дочка, теперь пятиклассница, здесь я реализую себя в деле. Всю жизнь хотела работать с детьми. А попала я на эту работу вместе с сыном, его Лилия Дмитриевна Шиллис приняла сразу, как только увидела его глаза. А супруг деликатно сообщил, что у него, кроме сына, есть еще и жена, которая хореограф и хочет работать в школе. Сначала работала учителем ритмики, но недолго — мне захотелось большего, творчества. И я предложила создать кружок, из которого выросли "Непоседы". Администрация мои идеи поддерживает, хотя они бывают не вполне осуществимые.

– В прессе о "Непоседах" часто говорят, что вот вернулись с очередного фестиваля с призом или дипломом. Какая награда для вас лично самая ценная?

– Мы и правда очень много ездим и заняли немало призовых мест. Но кто видит, как мы выступали, что это было? Лучше быть последними среди лучших, чем первыми среди посредственных. Мне дороги наши победы именно в Эстонии, например, на конкурсе Koolitants. Но превыше всего ценю то, что ребята даже после окончания школы возвращаются к нам — в этом настоящая победа и главная моя награда. Профессионализм танцевального коллектива в том, что дети должны знать классику, основы русского танца, они должны уметь себя вести достойно на сцене, прилично за сценой, в зале и по отношению к другим коллективам. Профессионализм — это и финансы. На концерты мы продаем билеты, и мы гарантируем, что зрители увидят такое представление, за которое стоит заплатить, пусть и небольшую сумму. Когда "Непоседы" начинали, в Эстонии не было традиции отчетных концертов, это казалось мне странным, все работали на уровне кружка.

– Название "Непоседы" — вы придумали?

– Ага.

– Как с себя рисовали.

– Я всегда в движении, мне надо везде успеть. Часто работаю по семь дней в неделю. Работа меня заряжает энергией и даже лечит. Отдыхаю быстро. Да я все делаю быстро и шустро: дома убираю и готовлю, всех кормлю. Для ускорения передвижения по городу, езжу на желтом кабриолете "Рено", обожаю свою машину. Усидчивость — моя слабая сторона, сесть и выучить что-то я не могу, это касается иностранных языков, например.

– Дети бывают ужасно вредные, неуправляемые, особенно в пубертатном периоде. Как вы их терпите?

– Не понимаю, что значит терпеть. Их любить надо. Доверять им. Да, иногда они ведут себя не очень хорошо, но это же временно. Кто занимается у нас — все мои. Дети должны оставаться детьми. Если их заставлять делать все из-под палки, они станут похожими на зомби. Ну и пусть малыш пухленький, ножки у него повернуты внутрь, зато у него горят глаза. И сразу видно — ему нравится то, что он делает. 

Ксения Репсон, "МК Эстония"
19 апрель 2005